Обо мне Зверинец Разнополость Чтиво Ведьмы Мастер и Маргарита Байки Диалоги Стартовая

Предыстория героев

 
   

Азазелло. Обратим свое внимание к последней главе романа: Сбоку всех летел, блистая сталью доспехов Азазелло. Луна изменила и его лицо. Исчез бесследно нелепый безобразный клык, и кривоглазие оказалось фальшивым. Оба глаза Азазелло были одинаковые, пустые и черные, а лицо белое и холодное. Теперь Азазелло летел в своем настоящем виде, как демон безводной пустыни, демон-убийца. Ну что ж, давайте попробуем отыскать эту пустыню, которая является родиной моего друга. Даже самому отпетому двоечнику известно, что в Москве искать пустыню, а тем более безводную - дело пустое. Тогда нам ничего не остается как обратится к другому месту, где разворачивались события романа - Иерусалим, то есть на Аравийский полуостров, где безводных пустынь предостаточно. Что же мы в них отыщем? Праздник Азазел, праздник козлоприношения, широко распространенный среди многочисленных арабских племен. Его суть заключалась в том, чтобы откупиться от Азазела - безжалостного ангела смерти, который, по верованиям арабов, весь в черном и на черных же крыльях прилетал к человеку, дабы забрать с собой его душу. Вооружен был Азазел мечом, которым владел виртуозно. Лицо его было бледным и холодным, а глаза - пустыми и черными. Боялись и почитали его невероятно, а чтобы умилостивить, наряжали несчастного козла в венки из цветов, украшали рога лентами, обвешивали дарами и отпускали в пустыню, принося, таким образом, в жертву. Кстати, именно отсюда происходит оборот козел отпущения. Однако, по верованиям тех же племен, Азазел приходил к умирающему только вторым. А первым был ангел Авадон, вестник смерти. Столь же черный, как Азазел, он был знаменит тем, что крылья его были сплошь увешаны... парами человечьих глаз. Он являлся людям с закрытыми глазами, и только умирающий встречался с ним взглядом. Авадон смотрел в глаза человеку, и тот читал свой приговор. Если с Азазелом человек мог встречаться на жизненном пути несколько раз, то с Авадоном единожды. И если находился счастливец, сумевший избежать смерти от руки Азазела после такого свидания, то Авадон дарил ему пару глаз со своих крыльев, позволяющую видеть все иначе. Это были глаза для души человека. А теперь снова обратимся к тексту романа: ...Абадонна, - негромко позвал Воланд, и тут из стены появилась фигура какого-то худого человека в темных очках. Эти очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Да перестаньте, - крикнул Воланд... - Видите же, что он в очках. Кроме того, никогда не было случая, да и не будет, чтобы Абадонна появился перед кем-нибудь преждевременно. Да и, наконец, я здесь!... - А можно, чтобы он снял очки на секунду? - спросила Маргарита, прижимаясь к Воланду и вздрагивая, но уже от любопытства. - А вот этого нельзя, - серьезно ответил Воланд... И дальше, в сцене убийства барона Майгеля: … Барон стал бледнее, чем Абадонна, который был исключительно бледен по своей природе, а затем произошло что-то странное. Абадонна оказался перед бароном и на секунду снял свои очки. В тот же момент что-то сверкнуло в руках Азазелло, что-то негромко хлопнуло как в ладоши, барон стал падать навзничь, алая кровь брызнула у него из груди... Арабы считали, что Азазел и Авадон - братья. Не упоминая об их родстве, Булгаков не стал разлучать их

Теперь обратимся к самому очаровательному и отчаянно любимому мною не совсем коту -Бегемоту , окаянному гансу, как его называет мессир. Снова привожу текст романа, дабы Вы не смогли обвинить меня во лжи и возведении напраслины.

Ночь оторвала и пушистый хвост у Бегемота, содрала с него шерсть и расшвыряла ее клочьями по болотам. Тот, кто был котом, потешавшим князя тьмы, теперь оказался худеньким юношей, демоном-пажом, лучшим шутом, какой существовал когда-либо в мире...



Так уж случилось, что люди сделали черного кота обязательным атрибутом нечистой силы, пушистым символом, упоминающийся во всех сказках и легендах (в том же Золотом горшке). Однако Булгаков тут же, сию секунду, самим его именем дает понять, что он все-таки не просто кот. Конечно, мы с вами люди образованные, умудрившиеся как-то закончить школу, учившие сначала зоологию, а затем биологию. И для нас бегемот и гиппопотам - одно животное, огромное, достигающее в длину 4,5 м, и ничего загадочного в нем нет. Обычная речная лошадь, если переводить с древнегреческого, и еще в 19 веке его называли нильской лошадью. Но Михаил Афанасьевич пишет совсем о других временах; ведь роман в романе - это время библейское; а бегемот - один из наиболее значительных зверей, упоминаемых в Библии. И переводится это название как чудовища или бестии (Еще та веселая бестия, развлекающая Воланда и нас всех. Просто житья от него нет!). Согласно древней, а после и средневековой еврейской традиции, подобно тому как левиафан был признан царем рыб, а зиз - повелителем птиц, бегемот считался царем зверей. Это уже космогонический миф; ибо триада Левиафан - Бегемот - Зиз лежала в основе всего животного мира и имела эсхатологическое значение.

Образ же демона-шута восходит к европейской средневековой традиции дополнимельно потребует Вашего внимания. Потому что, как сказал одной праздничной ночью мастер, обращаясь к Бегемоту: Мне кажется почему-то, что вы не очень-то кот...

Правда, немного странно, что у Воланда было два шута? Мрачный мессир требовал повышенного внимания к своей особе. Именно поэтому в его свите оказался Коровьев -Фагот.

Кривляка-регент, бывший запевала в клетчатом костюме и треснувшем пенсне, говорящий голосом до противности дребезжащим, наводит на мысль о шуте - тот же наряд, то же поведение и само имя. Ведь fagotin по-французски значит именно шут, правда это только одно из значений этого многозначного слова. Но, кажется, чего уж яснее? Впрочем и здесь, с самого первого момента нас преследуют загадки. И я, ваша покорная слуга, и Бегемот, и сам мессир обращаемся к Коровьеву не иначе, как рыцарь. Но это удивительно исключительно для людей не посвященных и дабы вы больше не ходили в их число я продолжу свой рассказ и попрошу у вас еще не много внимания.. Удивительным кажется и то, что иногда, внезапно, фальшивый переводчик не нуждающегося ни в каких переводах иностранного консультанта начинает говорить громким и звучным голосом. Преображение совершается при помощи все той же луны, и вот уже скачет, звеня золотой цепью повода, темно-фиолетовый рыцарь с мрачнейшим, никогда не улыбающимся лицом...

- Почему он так изменился? - тихо спросила Маргарита под свист ветра у Воланда. - Рыцарь этот когда-то неудачно пошутил, - ответил Воланд, поворачивая к Маргарите свое лицо с тихо горящим глазом, - его каламбур, который он сочинил, разговаривая о свете и тьме, был не совсем хорош. И рыцарю пришлось после этого прошутить немного больше и дольше, нежели он предполагал. Но сегодня такая ночь, когда сводятся счеты. Рыцарь свой счет оплатил и закрыл!

Что же это за шутка, если пришлось так расплачиваться за нее? Первое, на что нужно обратить Ваше достойнейшее внимание - это на то, что Азазелло и Бегемот в лунном свете обретают свои истинные облики и становятся самими собой: первый - демоном-убийцей, второй - демоном-пажом. И только Фагот остается, как и был, рыцарем, не меняя официального статуса. Фагот и на самом деле был рыцарем, в той части своей судьбы, которая не ведома Вам (даже не смотря на то, что вы, несомненно, внимательно читали роман). Но если Вы еще не утратили интерес к моему повествованию, то я позволю себе продолжить. Обратимся еще раз к слову fagotin. И тут нас ждет сюрприз, ибо второе значение этого слова - ветки или прутья, связанные в пучок; а вот третье, крайне интересно - это еретик. Какая же рыцарская шутка о свете и тьме может считаться ересью? Скорее всего, шутка альбигойцев. Если это слово вам уже о многом говорит, то можете пропустить следующую страницу и щелкнуть Далее (где я расскажу немного о себе - вдруг кто-то еще не знает), а для непосвященных я все же не сочту за труд и расскажу историю этих рыцарей.

Рыжая и зеленоглазая девица по имени Гелла - обычная ведьма из тех, что прибывают на шабаш верхом на метле. Мое имя упоминается в некоторых легендах в связи с горой Брокен, считавшейся местом обитания ведьм. Булгаков сам любезно об этом напоминает устами Воланда: ... я сильно подозреваю, что эта боль в колене оставлена мне на память одной очаровательной ведьмой, с которой я близко познакомился в 1571 году в Брокенских горах, на Чертовой кафедре... Наверное, продолжать слова Воланда и повествовать о наших встречах с ним будет верхом нескромности, но я кое-что расскажу. Вам ведь можно доверять и надеяться, что мои россказни не дойдут до светлейших ушей мессира???:-)Броккенские горы… О них много писал Гете. Это чудестное место: воздух наполнен многообразием ароматов, он легок и свеж, хочеться полностью в нем расствориться. По этим склонам не ступала нога человека. Брокен бывает наприступной и суровой, но для желанных посетителей в одночасье становится ласковой и манящей в свой грешный альков. Нигде нет более мягкой и шелковистой травы и тенистых, уютных уголков, в которых даже сам господь не может ничего узреть. Здесь сама атмосфера зовет к греху, и никакой грех не может быть таким сладким, как прелюбодеяние с самим сатаной.
Воланд и его свита
Проделки нечистой
Черновики романа


 
Contact me :       info@litcentre.ru