Обо мне Зверинец Разнополость Чтиво Ведьмы Мастер и Маргарита Байки Диалоги Стартовая

Исповедь эммигранта

 
   

Привет, подружка!
Давно тебе не писал, все собирался с мыслями. Сегодня пришел после смены в госпитале, спать жуть до чего хочу, но сон что-то не идет, и я решил сесть за комп. Через месяц будет уже ровно 2 года, как я променял мосты Преображенского и Днепр на статую Независимости и **** залив. Все это время ты со стороны наблюдаешь за моей жизнью, из моих писем, болтовни в чатах и телефонных разговоров. Я к этому так привык и вот сейчас сел и решил подвести итог всему пережитому мною здесь. Ты удивишься столь длинному письму, потому что привыкла в письмах видеть краткое изложение фактов и уведомление о звонке. Но этот разговор, как говорится "не телефонный", я бы хотел сейчас видеть тебя, твои глаза...и, потягивая что-нить некрепкое с пузырьками поболтать "по душам". Но расстояние действительно ставит свои условия и накладывает ограничения...

Два года назад, моя жизнь полностью перевернулась с ног на голову, после того как я сел в самолет в киевском аэропорту, а вышел из него уже в аэропорту города Нью-Йорк. За 4 часа перелета я из 19 летнего парня, окруженного огромным количеством друзей приятелей и девчонок, я превратился в иммигранта, лишенного какого-либо круга общения, девчонок, шумных вечеринок, веселых вылазок в клубы, радостных праздников... Ни на секунду я не испытал того возвышенного чувства радости от того, что теперь я в USA, о котором грезил, живя на Украине. Я не понимал ни слова из того, что говорилось вокруг меня на улицах, не было ни единого человека, у которого можно было спросить совета и получить вразумительный ответ. Если в Запорожье родители были опорой мне, то здесь они оказались еще более беспомощными, нежели я. В небольшом пригороде Нью-Йорка, где мы сняли дом, не было ни одного человека до 45, кто бы говорил по-русски. Я чувствовал себя в жуткой изоляции, как рыба в стеклянном аквариуме среди шумного мира. Единственным спасением был мой брат, живущий в 10 минутах езда от меня с женой. Но сама понимаешь, это совсем не то, что нужно было парню, готовящемуся отметить свой двадцатилетний юбилей. Жизнь в окружении 50 русскоязычных людей, с которыми я не мог найти ничего общего, сводила меня с ума. Ночные рыдания в ситуацию не меняли и моего состояния "на гране" никак не облегчали...; Но пути назад не было....

Посещая общину, которая изображала, что помогает беженцами и эмигрантам найти на американской земле вторую родину, я наслаждался общением с русскими людьми. Там я встретил парня, бывшего москвича, который приехал примерно в тоже время, что я и мы подружились. Человек, который был моей полной противоположностью, с другими принципами и понятиями о жизни, стал моим другом. Наши отношения были похожи на отношения 2-х людей, уцелевших на Земле после ядерной войны. На Украине я бы прошел мимо него, даже не повернув головы, но здесь выбирать, сильно не приходилось... Истекли три месяца, которые выделяются законодательством на адаптацию, помощь платить перестали, надо было искать работу. Вот тут началась моя взрослая жизнь. На помощь родителей рассчитывать было нечего, они сами нуждались в моей поддержке, потому что здесь они понимают и знают меньше моего...

И здесь мне руку помощи подал брат Олег, но искать работу пришлось самому. Родителям брат помог с работой. Мой отец, толковый авиаконструктор, который мог дать фору многим здешним специалистам устроился работать в русскую контору на элементарную работу (распаковка салатов), ибо из-за незнания технического и разговорного английского он не мог применить свои профессиональные навыки здесь. Мама стала работать в ресторане помощником официанта. Я же устроился работать в магазин, в отдел мужской одежды. Языковой барьер очень сильно давил на меня, мне было тяжело запомнить слова и еще тяжелее потом подобрать нужные, но когда я видел, как трудно дается язык моим родителям, как они переживают из-за этого, то чувствовал, что не имею права проявлять слабости и во всем поддерживал их, хотя мне самому очень нужна была эта самая поддержка. Ни письма, ни звонки друзьям в Запорожье ничего не могли изменить. Ибо они остались в "старом" для меня мире, а о "новом" не имеют никакого представления. (Ибо призма американских сериалов никак не отражает действительность) Отработав в магазине полгода, я набрался разговорного английского благодаря общению с посетителями дружбе со своим сотрудником - молодым американским парнем. Он нарушил мою изоляцию: вместе мы выбирались в Нью-Йорк, ходили тамошним клубам, ездили на океан. Проходило время, и я все больше замечал, что с ним у меня все меньше и меньше оставалось общего. Сказывалась разная культура, воспитание, привычки... Общались мы все реже, а когда я ушел из магазина и стал работать в госпитале - совсем перестали видится. Работа эта была грязная: в отделении пожилых и беспомощных людей я работал помощником медсестры, но коллектив оказался хорошим и меня приняли сразу. Но опять же это были люди, которые мне в родителями приходятся. Молодежь, конечно, была, но, увы, мои знания языка далеко не ушли. На бытовом уровне я общался уже свободно. Но сесть и поговорить "по душам" на английском для меня оставалось мечтой. Я никак не мог облечь мысли в подходящие слова, и в итоге, получалось нечто несуразное и далекое оттого, что я в действительности хотел донести до слушателЬНИЦЫ. На Украине я привык к свободному и интересному общению с девчонками, темы всегда находились сами собой и я не находил в себе подобных комплексов. Но здесь...

... с каждой неудачной попыткой познакомится с девчонкой, я все более отчаивался и еще больше стеснялся своего языка. Не знаю, как так получи лось, но одна из женщин, с которыми я работал, предложила мне встретится за кофе с ее дочкой. Такие надуманные знакомства меня всегда напрягали, и я не выразил особого желания приводить ее идею в действие, но обстоятельства сложились (или их сложили) таким образом, что я все же встретился с этой девушкой. Она оказалась совсем не в моем вкусе, но факт того, что эта Эльза - американка, затягивал меня. Я никак не мог понять, что ее привлекает в нашем общении. Мы виделись редко и встречи были непродолжительными. Мне опять же тяжело было говорить с ней, и она мне совершенно не нравилась. Мои принципы не позволяли обманывать ее. Я как мог, объяснил ей ситуацию. Через несколько недель она совсем исчезла из моей жизни. Наступило лето, время каникул в college и студенты-медики пришли подработать в наш Hospital. В мое отделение распределили несколько человек, среди которых оказалась девушка, на которую я сразу обратил внимание. Пожалуй, это было первое "То" за все мое пребывание в USA. Она (о чудо!) тоже смотрела на меня с интересом. Я сломал себя и, несмотря на то, что она была американкой, пригласил ее погулять. Она согласилась... Наши отношения развились очень быстро, мы сблизились и это развеяло на какое-то время для меня осознание действительности. Той действительности, что она - симпатичная американка с огромным количеством друзей, а я опять ищу подходящие слова для выражения своих мыслей. Мы провели вместе несколько недель, разговоры о России и погоде стали надоедать и постепенно я заметил, как она отдалилась от меня. Ушла в тот же мир, из которого вошла в мою жизнь. С тех пор я очень осторожно отношусь к отношениям с американками, потому что чувства, конечно, везде одинаковые, а вот возможность их выразить и донести до сердца предмета своей страсти - разные. Студенты вернулись в колледж, а моя жизнь вернулась в прежнее русло.

Работа в моем отделении мне стала надоедать, и мне захотелось хоть что-то изменить в жизни, если не личную, то хоть профессиональную жизнь. Я перешел работать в "Emergency room". Здесь гораздо интереснее, работа не такая грязная, а видишь куда больше. Увы, из "профессиональных" навыков мне доверяют совсем не много. Чтобы работать, тем же мед братом, нужна лицензия (мой диплом само собой не котируется), а для ее получения необходимо отучится в колледже 3 года. И это не считая подготовительного "языкового" года. Так как можешь себе представить биохимию и генетику на английском... Взвесив все, я решил рисковать и брать вершину "помощник доктора", а это от 4 до 6 лет и те же языковые курсы... Им как раз я и посвящаю свободное от работы время. Вот они, мои 2 года в "стране мечты"...

Оглядываюсь в прошлое, пролистывая старый фотоальбом, и не узнаю того беззаботного парня...подхожу к зеркалу и вижу что это я. Я, только сейчас я смело могу назвать себя взрослым человеком, ибо жизнь здесь научила меня быть ответственным за себя и за близких. Смотрю на фото и завидую тому парню, который смотрит на меня из прошлого... скупая мужская слеза и сдавленная тоска в сердце... Вот так вот, подружка...Best regards, your Алех


 
Contact me :       info@litcentre.ru